Кошкин дом

На sib.fm вышла статья о трех необычных стартапах Новосибирска (Оригинал статьи здесь). Среди них — котокафе Murchim. О том, как одни коты помогают другим, а благотворительность вышла за рамки сбора денег и начала их уверенно зарабатывать, рассказали основательницы новосибирского Murchim Светлана Пальчунова и Анна Стародуб.

Кошкин дом. Как волонтеры открыли котокафе и зарегистрировали благотворительный фонд

Расскажите, почему вы решили открыть котокафе?

Анна: Мы со Светой познакомились в приюте для бездомных животных, где порядка четырёх-пяти лет были волонтёрами. Там мы организовывали различные мероприятия. В какой-то момент обе поняли, что дико устали по 10 часов проводить на основной работе, а потом ещё всю ночь решать вопросы по благотворительности — в итоге созрел план, как можно совместить приятное с полезным. Идей было много, но самым простым вариантом для тех, кто никогда не занимался предпринимательством, оказалось котокафе. Естественно, у нас было много вопросов. Люди с похожим бизнесом в других городах не очень помогали нам советами. Вот, как слепые котята, сами всё узнавали, и в итоге всё-таки открылись.

Почему до вас никто не решался работать в таком формате в Новосибирске?

Анна: В Роспотребнадзоре нам сказали, что мы вообще не первые и не вторые даже. Не знаю, возможно, помешали какие-то страхи. Я лично отношусь к этому так: «Ну не получится и не получится. Всё будет классно, а если не пойдёт, то это не трагедия, зато мы вынесем какой-то опыт и потом сделаем лучше».

Могли потерять деньги.

Анна: Ну, потеряем и потеряем. Я не продавала для этого квартиру. Это деньги, их я могу заработать. И вообще, для нас это полноценное социальное предпринимательство: нам удаётся успешно совмещать получение прибыли и помощь животным. Если говорить об одном кафе, то оно, к сожалению, не может принести тех средств, которые хотелось бы, несмотря на то, что мы очень успешно стартовали. Мы рассчитывали окупиться в течение года, но нам удалось это сделать за четыре месяца. Особенно радует благотворительный ящик для сбора средств на нужды фонда и приюта. Он один собирает в месяц 30 или 40 тысяч. Так что мы рискнули, но не потеряли, а многократно выиграли. И деньги здесь — не главный аргумент.

Вы обе начали свой путь к котокафе с волонтёрской практики. Почему вы однажды решили стать волонтёрами?

Кошкин дом. Как волонтеры открыли котокафе и зарегистрировали благотворительный фонд

Анна: Мне было 22 года, когда надоело существование в формате овоща. Да у тебя есть работа, хобби, парень, книжки для саморазвития, но ничего полезного. А я считаю, что нужно приносить пользу, неважно — другим людям, животным, всему обществу. Каждому своё, лично мне в тот момент попалась ужасная история про пса из Подмосковья, над которым издевались: подвесили за ноги, а он был очень большим, и под собственной тяжестью у него оторвались лапы.Никого после этого инцидента, естественно, не наказали.

Кошкин дом. Как волонтеры открыли котокафе и зарегистрировали благотворительный фонд

Светлана: Я с детства люблю животных. В институте в рамках дипломного задания выбрала проектирование приюта. Начала штудировать литературу и столкнулась с проблемой: норм нет. У нас не строят приюты — соответственно, и нормы для них не предусмотрены. Тогда я решила поехать напрямую, пообщаться с людьми, узнать, как это работает. Потом начала ездить каждые выходные и как-то задержалась. Родители раньше были против моих детских увлечений по сбору бездомных животных: «Всем не поможешь, сколько таких собак» и прочее. А сейчас у них двое котов и собака, хотя когда-то папа был категорически против кошек. То есть у них изменилось отношение к бездомным животным, они понимают, что это не бесполезно, как они раньше думали. И я считаю, что это одно из моих достижений!

Ваши штатные сотрудники — тоже волонтёры?

Анна: Да. На данный момент это в основном наша волонтёрская команда. Мы — не контактный зоопарк, поэтому на первом месте — комфорт и безопасность животных. За этим нужно следить, и это, естественно, больше удаётся подготовленным людям.

Кошкин дом. Как волонтеры открыли котокафе и зарегистрировали благотворительный фонд

Недавно мы зарегистрировали благотворительный фонд. Сегодня он находится на этапе разработки приоритетных целей, но нам бы хотелось не запираться в рамках деятельности приюта и не замыкаться на собирательстве животных. Мы хотим активно работать с законодательной базой. Речь идёт, во-первых, об обязательной регистрации животных. Такая норма есть и сейчас, но она безумно неудобная и соответственно, никак не работает. Во-вторых, об ответственности: если чипированное животное оказалось на улице, то его либо возвращают хозяину, если он его потерял, либо, если владелец таким образом пытался от него избавиться, взимают у него деньги на содержание питомца в приюте. В-третьих, нестерилизованные животные должны облагаться налогом. Все эти меры в итоге смогут привести к ответственному содержанию животных. Потому что до тех пор, пока нет фундаментальных изменений, ничего не сдвинется с мёртвой точки.

Кошкин дом. Как волонтеры открыли котокафе и зарегистрировали благотворительный фонд

Можно бесконечно лечить животных, мы и так лечим их в год на миллионы. Но они продолжают попадать на улицы, и их продолжают калечить.

Вы помогаете найти животным новый дом. Для работы котокафе это случайный бонус или один из приоритетов?

Анна: Даже больше: это было основной целью. Здесь с распределением проще в том плане, что кошка раскрывается и можно познакомиться с ней до того, как вам нужно будет забрать её домой.

Светлана: В приюте сложно заранее что-то конкретное сказать о характере кота, а здесь понятно, кто как себя ведёт. И если это сразу не отмечают потенциальные хозяева, то им помогают наши сотрудники, которые хорошо узнают животных за время работы.

Всегда есть риск, что кошка попадёт не в те руки и снова подвергнется насилию. Вы как-то фиксируете отношения с новыми хозяевами?

Анна: Да, нами предусмотрен двусторонний договор со всеми персональными данными: адресом, контактными телефонами. По нему мы должны рассказать всё — и хорошее, и плохое — о кошке, предупредить о возможных нюансах с её здоровьем, также в случае каких-то проблем мы обязуемся забрать животное обратно. С другой стороны, договор даёт нам полномочия изъять кошку в случае если нас не удовлетворяет её содержание.

Какую мечту исполнил Murchim?

Анна: На своём примере показать, как можно и нужно помогать. Когда мы только начали работу, мне девчонки писали: «Ой, как круто, что вы открылись! Вы такие молодцы. Мы вот не смогли. Это тоже наша мечта». Мне всегда казалось, что жить по принципу «всем не поможешь» очень удобно, ничего от тебя не требует, плюс ты своей жалостью ещё и карму чистишь. Но на самом деле конкретной кошке наплевать, поможешь ли ты всем кошкам. Ей важно, чтобы ты помог ей. Когда в приют звонят и говорят: «Придите, заберите котёнка, мне его так жалко». Я всегда отвечаю, что ему от вашей жалости вообще не холодно, не жарко, не сытно, никак.

Кошкин дом. Как волонтеры открыли котокафе и зарегистрировали благотворительный фонд

Светлана: Согласна! Надо просто брать и помогать! Со временем, видя на улице покалеченное животное, я не плачу, а скорее злюсь, что так произошло. Для меня котокафе было мечтой. Примерно пять лет назад впервые задумалась об этом. Говорила мужу, что было бы очень круто открыть что-то подобное в городе. Но всё это воспринималось окружающими, а потому и мной отчасти, как высказывание: «А представляешь, как было бы круто, если бы мы жили тысячу лет и не старели?» Но мы сделали это!

Беседовала Антонина Никулина
Фото: Ксения Пешкова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s