Пёс Мэй. Впечатлительным не смотреть

Невозможно представить, что в огромном современном мегаполисе есть такие места, где теряешь ощущение реальности. Проснувшись следующим утром, участники этой спасательной операции не могли поверить, что все это было с ними наяву.

Dog Mae 2

После субботника «Зачистка» наши девчонки отправились к участникам проекта «Моя территория», чтобы сделать новые пиарные фото подросших щенков и пса Мэя, который живет там же (сидит на цепи). В тот момент, когда волонтеры прибыли на место, они еще не подозревали, что этот день запомнится им надолго. Одна из девочек позже скажет: «Мы открыли Ящик Пандоры», — и эти слова стали самой точной характеристикой того, что им пришлось увидеть, пропустить через свое сердце и пережить.

Пес Мэй с первого взгляда вызвал тревожные ощущения. Он, как всегда, был недружелюбен, от него издалека чувствовался смрадный запах, на шее у пса висели какие-то лохмотья, шерсть была мокрая и грязная. Вскоре стало очевидно, что пес то ли ранен, то ли болен, но осмотреть его не представлялось возможным без помощи ветеринарного врача.

Dog Mae 3

Для правильного понимания ситуации необходимо вам сказать, что пес обитает не в вольере (в привычном понимании этого слова). Он просто сидит круглогодично на голом участке земли, который со всех сторон обнесен всем, что под руку попало. Это нечто, напоминающее изгородь, а на самом деле, просто свалка из досок, бревен и мусора, —импровизированный загон для дикого зверя. Условные хозяева пса (люди, на чьем участке он живёт) боялись его не меньше, чем наши волонтеры. Они уверены, что «с тех пор, как пес попробовал мясо, он одичал и стал опасен». К псу не подходят, бросают еду через изгородь, пить дают из шланга. В таких условиях, заваленный досками, на цепи, — пес живет уже три года…

Dog Mae 1

Мэй не просто крупный пес — он огромный. И он действительно опасен. Осмотреть пса было возможно только после введения ему наркоза. Но ни один из присутствующих не решался пересечь границы «вольера». Попробовали отвлечь его метлой — он перекусил ее в щепки одним щелчком. Прошло немало времени, прежде чем удалось извернуться и все таки поставить псу наркоз сквозь щели в изгороди.

Дальше действовали быстро, пес не сопротивлялся, но то и дело рычал.
В его шею намертво врос когда-то надетый тугой ошейник, он превратил пса в обезумевшего от боли опасного зверя. Рана, ужасающая своими размерами и состоянием. Кровь, жуткая вонь гниющей плоти, отмершие ткани, страшное воспаление и дикая, нестерпимая боль… Это, в прямом смысле слова, держало собаку за горло, не давая ей ни минуты покоя и надежды на облегчение…

Оперировали прямо там же. Высокое крыльцо дома стало операционным столом для хирурга. Пришлось асисстировать всем, даже тем, кто не был к этому морально готов. Срезали ошейник, обработали и зашили рану, обкололи пса обезболивающими и противовоспалительными препаратами пролонгированного действия.

Dog Mae 8

Мэя оставили там, на месте, которое он считает своим домом… Других вариантов у нас нет. Мы реально оцениваем свои возможности — хрупкие девочки не способны справиться с огромным псом. Невозможно каждый раз вводить его в наркоз для того, чтобы погрузить и отвезти в клинику или осмотреть на месте: Мэй не даст этого сделать. Но и оставлять его в том же состоянии было бы просто преступно!

Он похож на большого белого медведя, он отличный, грозный охранник и прекрасно знает свое дело. Он останется на своей территории под присмотром нашей команды, пока мы не придумаем, как можно помочь ему.

Помните, мы начали с «Ящика Пандоры»?

«Уже дома, когда я смотрела фотографии, которые снимала там, мне казалось, что из фотоаппарата потекут слезы — столько страданий и боли…»

Мэй не единственный, кому там требуется помощь. Котята, беременные кошки в ужасном состоянии, Мэй, подросшие щенки — не хватит пальцев одной руки, чтобы сосчитать всех тех, кого нужно срочно спасать из этого дома.

Мы ведем переговоры, « хозяева» идут на контакт, но наши с ними взгляды на реальность и отношение к животным — сильно расходятся. Там находятся животные, чья жизнь в опасности, среди них есть те, кому еще можно помочь, и им требуется экстренная помощь специалистов.

У этой истории будет продолжение, а пока мы просим вас откликнуться и помочь нам спасти животных.

На данном этапе требуется: 

— сухой корм для Мэя и других собак;
— сухой и влажный корм для кошек;
— финансовая помощь на оплату медикаментов, наркоза и шовного материала, — всё это мы взяли в долг;
— средства на обследование, лечение и стерилизацию кошек.

Пункты сбора помощи, куда можно передать посылки.

Реквизиты фонда для благотворительных пожертвований:

  • Платежная система «Робокасса»: http://varezhka-bf-donate.ru/
    Все пожертвования поступают на официальный расчетный счет фонда.
  • Новосибирский благотворительный фонд помощи животным «Варежка»
    р/с 40703810923220000018
    ИНН получателя: 5404048720
    БИК Банка: 045004774
    Филиал «Новосибирский» АО «Альфа-Банк»
    Назначение платежа: «Благотворительный взнос»
  • Карта Сбербанка: 4276440016555994
    Получатель: Стародуб Анна Леонидовна.
    Привязана к номеру 8-960-786-77-32
  • Карта Альфа-Банка: 4083972058712847
    Получатель: Стародуб Анна Леонидовна.
    Привязана к номеру 8-913-894-31-17
  • Голодные телефоны МТС:
    8-913-792-0210
  • Голодные телефоны Билайн:
    8-960-786-7731
    8-960-786-7732
  • PayPal: paypal.me/varezhka
    Получатель: Пальчунова Светлана Дмитриевна

Спасибо!

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s